Shaman King: Reboot

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Shaman King: Reboot » Backstage » Рисуя звезды от руки


Рисуя звезды от руки

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Участники: Tao Ren, Zheng Sen
Место: Высотка, где живет Рэн. Чикаго.
Время и погода: 21 июля. Небо уже несколько дней затянуто тяжелыми тучами, которые все никак не прольются дождем.
Описание: За несколько дней пасмурной погоды Сен впал в уныние, захандрил, и оттого решил развлечь себя старым-добрым способом - влезть на здание повыше и запустить сияющих змеев. Однако ему не повезло взобраться именно на то здание, где живет Рэн, известный своей нелюбовью ко вторжению в свое личное пространство.

0

2

Бессонница никогда не приходит вовремя. Она, а еще головная боль, мучившая уже целые сутки и порожденная, должно быть, удушающей духотой.
Рен не особенно скучал по дому – все воспоминания, которые связывали его с Кишу, только заставляли радоваться побегу в чужую страну, обстоятельства тут играли побочную роль. Но надо было признать – там, вдалеке от больших городов, он всегда быстро засыпал, почти каждый раз, перед сном любуясь густой россыпью звезд, уже давно выучив названия большинства созвездий, как и их положение на небосводе в зависимости от времени года. В Чикаго такого было не увидеть.
“Если эти люди вообще еще помнят, каково это – смотреть на небо”.
Он уже некоторое время не делал попыток заснуть, только сидел у изголовья кровати, так удобно приставленном к широкому окну, и хмурился на ночное небо. Будто подыгрывая настроению, то было окутано тяжелыми серыми тучами, скрывающими не только звезды, но и привычные небесные тела, вот уже несколько дней. Даже днем.
Может быть поэтому, когда в небе показалось непривычное мерцание, Рен внутренне обрадовался, поерзал, подтягивая к себе одеяло, и стал пристальнее всматриваться в серую массу туч. Очень хотелось, чтобы на деле огонек оказался не летящим сигнальным огнем низко летящего самолета, а блеском, ознаменовавшим начало грозы и такого долгожданного дождя. На деле все оказалось куда менее банальным - к огоньку быстро присоединился еще один, а затем еще – десятки светлячков вспыхнули друг за другом, быстро соединились между собой в вереницу огней, тянущихся, - это было заметно невооруженным глазом, - прямо к крыше его дома.
Рен раздраженно фыркнул, не скрывая разочарования даже наедине с собой. Огни насмешливо колыхались в воздухе, связанные невидимой нитью, дразнили, а самые низкие из них даже действовали на нервы, ослепляя глаза своим мерцающим светом.
Остатки сна слетели совершенно, но зато пришло любопытство - смутное чувство, предвещающее что-то интересное. Можно было подумать, кто-то столь хитроумным образом пытался выманить его из уютной постели и вообще, прочь из душной квартиры. И такому приглашению Тао не в силах был отказать.
Он вскочил с постели, быстро натянул куртку прямо поверх пижамы, пару раз тихо выругался, пытаясь в темноте найти обувь, и выскользнул из квартиры в просторный коридор.
“Что за черт?”
Люк на крышу предсказуемо оказался открыт, но смущало шамана даже это – до этой ночи ход на крышу оставался для него чем-то обыденным и совершенно незаметным. Впору было начинать ругать себя за невнимательность.
На улице оказалось даже лучше, чем он мог представить себе, находясь внутри и предсказывая погоду лишь по видимым признакам. Ветер приятно дунул в лицо, и принялся трепать волосы, будто ласково встречая старого друга. Рен глубоко вздохнул, ощущая, как понемногу отступает головная боль. Даже обидно было, что он не догадался выйти на свежий воздух сам, до того как невидимый шутник, возможно, сам того не зная, выманил его наружу.
Невидимка, впрочем, начинал обретать вполне четкие очертания. У края крыши, прямо возле невысокого металлического ограждения, читался смутный силуэт – невысокий и нескладный, что быстро выдало примерный возраст.
Рен приближался к незнакомцу совсем тихо, рассмотреть эту тень пока хотелось больше, чем устанавливать контакт. Нить огоньков никуда не делась, она, довольно ожидаемо, тянулась в руки парня, но что именно собой представляла, понять не удавалось – незнакомец стоял к Рену спиной, по-видимому, совершенно увлеченный собственным творением.
- Эй, звездочет! – позвал Рен. Голос его, чуть охрипший от сонливости, подхватил ветер, чуть заглушая и делая вовсе не таким грубым, как хотелось бы шаману. Но его услышали, в этом он не сомневался.
- Ты в курсе, что мешаешь некоторым спать? – он решил не ограничиваться одним лишь небрежным приветствием и сразу перейти в словестное нападение. – Особенно тем, кто живет в этом доме.
Он легко кивнул, взгляд все еще был прикован к веренице огоньков. Рен старался проследить весь их путь, уже прикидывая, что там, наверху, они смутно напоминают звезды. Темное пятно, венчающее нить, рассмотреть пока не удавалось, но даже никогда в жизни не имея дел с воздушными змеями, Рен догадался что это, наверное, и есть та самая штуковина, разве что странно, что увидеть ее впервые ему удалось в столь странном месте и при столь странных обстоятельствах.

+1

3

Босота - это такой пласт общества, который считается невидимым. На бездомных ребя не оборачиваются на улицах, предпочитая не замечать, их с неохотой разыскивают полиция и социальные службы. Их не замечают. Именно потому Сен оставался босоногим голодранцем несмотря на то, что мог неплохо заработать в свои 14 лет, а смекалка позволила бы обустроить все так, чтобы полиция к нему не цеплялась. Сен не хотел общаться с людьми. В Чикаго помимо местного населения было полно туристов - толстых, лоснящихся, со скучающими лицами. Чем богаче были туристы, тем постнее были их лица. Таких было одно удовольствие обворовывать, хоть Сен и нечасто мог себе это позволить. Бай Лин неодобрял такое поведение.
В преддверии турнира даже такой экстрим не развлекал. Сен излазил, кажется, весь город, знал каждую тропинку и тайный лаз, и теперь ему было просто нечем заглушить навеянную ожиданием тоску. А тут еще и погода подкачала - вот уже несколько дней тучи клубились над несчастным городом, как будто думая и издеваясь - пролиться дождем иль не пролиться? А город томился в душном полумраке, мечтая о долгожданной влаге.
Одним поздним вечером, не вынося больше этой гнетущей атмосферы, Сен выбрался из облюбованного им подвала и направился к самому высокому зданию в районе, прихватив с собой свой красный костюм и заплечный мешок со змеями. Он понадеялся, что мысли о доме и родные огоньки гирлянд хоть немного, но успокоят его и помогут продержаться. Он был босой, голодный и грязный, зато полный решимости и надежды на лучшее. Когда ничего больше не радует, остается только творить милые сердцу глупости, чтобы чувствовать, что ты еще жив. Сен невидимкой пробрался по пожарной лестнице на самую крышу - охрана здания и швейцар ничего не заметили, однако сам факт их присутствия наводил на мысль, что в высотке проживают весьма состоятельные люди. А еще эта странная карета у входа...

В этот раз Сену повезло - ветер на крыше был достаточно сильный, чтобы удерживать его змеев. Он бережно и равномерно привязал их вдоль ограждения и зажег гирлянды. Старый аккумулятор работал исправно, энергии должно было хватить не на одну ночь. Сен, держа леску одного из любимых змеев в руке, застыл в расслабленной позе у самой ограды. Ему почти сразу стало лучше. Засмоленная крыша холодила стоптанные ноги, ветерок трепал давно не чесанные волосы, и даже пустота в желудке казалась не такой изнуряющей. Сейчас ему было почти что хорошо. Бай Лин взмыл в небо и теперь плавно сновал между мерцающими нитями, будто бы и не в воздухе вовсе, а под водой. И тогда, будто бы сочтя, что мальчик достаточно побыл в хорошем расположении духа, его окликнули самым наглым образом.
Сен вздрогнул и чуть обернулся - достаточно, чтобы увидеть постороннего и не открыть своего лица. Это был мальчишка его возраста, облаченный в пижаму знакомого покроя. Он был сонным, что слегка смазывало суровость, которую он попытался на себя навести. Сен фыркнул, невольно испытав ощущение дежа-вю - незнакомец был азиатом, потому ощущение "дома" только усилилось. Тем не менее, о мальчике можно было много чего сказать. Например, что он богат. В смысле, его родители богаты, раз он живет здесь. Он высокомерен, раз может себе позволить лично вылезти на крышу среди ночи, чтобы прогнать того, кто мешает ему спать. И что он любопытен, по той же причине. Сену стало тоскливо - возникшее было ощущение покоя сменилось раздражением, и теперь вечер был безнадежно испорчен.
- Не нравится - задерни шторы, - пожал плечами Сен и подошел к ограде, чтобы привязать к ней змея. Естественно, сматывать удочки он не собирался. - Приятных снов, богатенький щенок, - добавил он по-китайски, даже не допустив мысли, что его собеседник может оказаться земляком.
Америка - второй Вавилон, потому здесь азиат с азиатским именем может оказаться каким-нибудь мексиканцем или даже потомком индейцев.

+1

4

*Ветер, тут, на крыше высотки, был совсем прохладным, несмотря на июльскую духоту. Должно быть там, на уровне бесконечных, пересекающих город тротуаров, воздух все так же по-летнему застаивался, но здесь, наверху, он был волен трепать волосы и заставлять Рена мерзнуть, а еще подхватывать странную игрушку незнакомца и покачивать ее в воздухе, словно распустившую крылья диковинную птицу.
Вообще-то представившееся зрелище завораживало. Небо оставалось хмурым, и покачивающиеся огоньки смотрелись по-праздничному необычно, привлекая внимание, наверняка, не одного только Рена, но и случайных ночных прохожих.
Но сказанного не воротишь – решился прогнать незнакомца с крыши, значит, будь добр, не отступай. Тем обиднее было то, что парень, похоже, не был настроен дружелюбно. Терпение Рена – штука сама по себе хрупкая, - лопнуло как чрезмерно сильно натянутая струна. А ведь он уже готов был уходить.
- К-как ты меня назвал? – спросил Рен все так же, по-китайски, но голос предательски дрогнул, выдавая замешательство, вызванное такой наглостью.
Захотелось немедленно сократить дистанцию, чтобы отправить незнакомца в свободный полет прямо с козырька крыши, но злость неожиданно сработала против Рена. Трудно было смириться с чужой дерзостью, в довесок, на крыше твоего дома и еще на родном языке – на какое-то время шаман буквально потерял способность мыслить рационально. Сил хватило только на то, чтобы сделать пару шагов навстречу парню.
- Ах ты… забрался на чужую крышу и еще на драку нарываешься?! – полумрак хорошо скрывал выражение лица Рена: сдвинутые к переносице брови и сжатые в тонкую нить губы. 
Рен готов был броситься в бой прямо сейчас, смутил только один факт: с виду незнакомец был не только совершенно безоружен, но и в целом выглядел безобидным – одежда потрепана, лицо выдавало даже не усталость, а что-то неуловимое. Он походил на одного из тех совсем еще детей, что Рену случалось встречать раньше на улицах китайских городов, не важно, были ли это провинциальные деревушки или напоминающие муравейники мегаполисы. Совсем не обязательно бездомные или бедняки, но всегда – побочный продукт развития человеческой цивилизации. Чем выше будут подниматься одни, тем глубже будет становиться пропасть, на дне которых будут оставаться такие вот, как этот наглый мальчишка.
Теперь становилось очевидным, что их встреча так же неуместна, как искусственные звезды на затянутом тучами небе.
Но что делать теперь, шаман не знал. В том, что касается честного поединка один на один, гордость не позволила бы Рену вступить в бой с кем-то, кого он настолько превосходит в силе.
- Ты кто вообще такой и как сюда забрался?
Мысли начинали путаться. Рена вполне устроил бы один из двух вариантов: тот, где наглый нарушитель спокойствия извиняется и уходит или тот, где они выясняют отношения посредством силы, после чего парень все еще покидает крышу, возможно, на ходу зализывая раны.
«Может для того люди и выдумали полицию?» - промчалась в голове странная мысль, заставившая улыбнуться даже самого Тао. Без полиции они как-нибудь обойдутся, но кому-то все же придется уступить.

+1

5

Вот так промашка вышла - все-таки, мальчишка оказался земляком. Или, по крайней мере, знал китайский на сносном уровне. "Нарываться на драку" Сен не имел никакого желания, ровно как и продолжать разговор. Но богатенький мальчик так нахально пытался указать ему на его место, что Жень не мог просто так уступить. Настроение снова стремительно падало. Парень, тем временем, не дождавшись какой-либо реакции на свои слова, решил от своего не отступаться.
- Ты кто вообще такой и как сюда забрался?
- По стене, как Человек-Паук, - фыркнул Сен и все-таки развернулся к собеседнику.
может, все-таки, удастся избежать драки так, чтобы при этом не задеть собственную гордость? Продолжать хамить Сену мешал только голодный желудок и саднящие голые ступни. Что ни говори, сейчас он был не в состоянии драться, пускай противник и не выглядел силачом. Обычный подросток, разве что глаза слишком холодные. От этого взгляда Сену даже сделалось неуютно, будто дикий зверь приценивается к нему - съесть или в другой раз? Сен не хотел быть съеденным.
- Взобрался по пожарной лестнице. Это несложно.
Сен замолчал и запрокинул голову. от голода и высоты он на миг потерял чувство равновесия, и небо, слегка раскрашенное его бутафорскими звездами, стало казаться настоящим, еще более глубоким, чем он привык видеть.
- Раз тебе мешают мои огни, наверняка ты не видел настоящих звезд... Неудивительно. Живешь в мегаполисе, имеешь все, что тебе хочется, тебе и дела нет до чистого ночного неба, - Сен говорил, не контролируя себя. Ему, по сути, было все равно, кто перед ним. Он был слишком подавлен и голоден, чтобы по-настоящему сердиться. Ему просто хотелось, чтобы его оставили в покое.
- Я лишь хотел... не важно, - мальчик снова отвернулся и принялся один за другим снимать змеев с ограды. С каждой погасшей гирляндой ему становилось все более одиноко и холодно. Даже последнюю радость, последнее утешение - и то у него отняли. Если бы только этот мальчишка не пришел, быть может, ему бы стало лучше.
- Можешь идти спать. Я сниму их, - холодно бросил Сен и вздрогнул, сделав очередной шаг - в ногу впилось что-то острое. Позабыв про гирлянды и нежданного собеседника, Сен уселся, где стоял и принялся вынимать из пятки вонзившийся в нее кусочек стекла. Вот еще не хватало чего...

+1

6

Объяснения незнакомца, пусть и поданные столь небрежно, Рена вполне удовлетворили, пусть виду он и не подавал – старательно хмурил брови, все еще не желая уступать. Извинения, впрочем, уже были не нужны, разве что новую волну раздражения вызвали слова мальчика. Рен медленно моргнул, в голове сами собой вспыхнули картинки. В них были горы и звезды, так близко, что голова шла кругом при попытках сосчитать. Но иногда Рен пытался. Выходил на балкон по ночам, после дней, наполненных изнурительными тренировками и кровавыми битвами и… на некоторое время, оставался наедине с мерцающими небесными телами. Они внушали чувство одиночества, часто дарили ощущение собственной ничтожности: «были тут до меня и останутся после», но они же неизменно успокаивали мальчика. Да, Рен на самом деле любил звезды.
- Заткнись, - зло шипит он, но тут же успокаивается – незнакомец судит о нем по тому, что видит, вряд ли можно его за это винить. – Там, откуда я родом, самые прекрасные звезды.
Ему даже немного обидно, что пришлось сделать вслух это признание, больше похожее на оправдание. В какой-то мере этот наглец был прав – семья Тао никогда не знала нужды и не испытывала финансовых проблем, но, как это свойственно всем старым шаманским кланам, достаточно трепетно относилась к обычным природным явлениям, ругая человечество за весь тот ущерб, что оно наносит планете. И именно потому, мальчик тоже ругал большие города.
В любом случае, разговор был исчерпан и Рен почти готов был уйти. Останавливало только самое обычное любопытство – подойти бы ближе, разглядеть хорошенько, а еще лучше, прикоснуться к одной из диковинных игрушек незнакомца. Он и сам не заметил, как сделал осторожный шаг, затем еще один, инстинктивно подбирая моменты, когда незнакомец не смотрел в его сторону, увлеченный снятием змеев с ограждения.
- Я сам решу, когда мне уйти, - произносит Рен и выходит, должно быть, снова слишком грубо. Ему вовсе не хочется признавать свою заинтересованность происходящим действом, да и, говоря прямо, самим незнакомцем. Вот только тому стало совсем не до Тао. Глаза последнего уже привыкли к темноте, и он легко мог разглядеть, чем занимается его земляк, вдруг опустившийся на землю.
"У него и ботинок нет. Как так?"
Рен еще с минуту недоуменно наблюдал, кусая губы и сомневаясь, не нарвется ли на очередную порцию хамства со своим предложением. Отчего-то совсем не хотелось оставлять земляка в беде.
- Слушай, пойдем вниз, я найду аптечку, – полувопросительно произносит Рен и внимательно смотрит в лицо мальчика, выжидая реакцию. Откажется? Потребует отвязаться? Внезапно стало не по себе – с каких пор он, Тао, столь небезопасно проявляет неравнодушие к каким-то бродягам?
- На самом деле мне наплевать, - фыркает он, - но когда тебе отрежут ногу, трудно будет лазить по лестницам и мешать людям спать!
Не давая возможности парировать сказанное, Рен резко разворачивается и бредет к выходу с крыши. Мысль о возможности спрятаться, наконец, от ветра, радует. А еще теперь мальчик совершенно уверен, вне зависимости от того, пойдет за ним незнакомец или нет, уснуть ему уже не удастся.

+1

7

Сен наградил "земляка" самым скучающим из всех взглядов. "Какая мне разница, какие звезды у тебя на родине?" Мальчик неспешно отвязывал змеев одного за другим, пока незнакомец, незаметно подобравшись ближе, продолжал возмущаться. Сен напрягся и скосил глаза на него, как дикий зверь - только попробуй подойди, разорвет на части. На деле у него не было ни сил, ни желания ввязываться в драку, но трогать себя он бы не позволил, да и марку надо было держать. От него не укрылось, как парень смотрел на его змеев - заинтересованно, почти жадно, как избалованный ребенок, увидевший яркую игрушку. Впрочем, Сен успел заметить, что мальчишка смотрит так на все вокруг, будто считает своей собственностью.
"Плевать," - Сен отвязал последнего змея и только собрался уложить его в колчан, как незнакомец снова подал голос:
- Слушай, пойдем вниз, я найду аптечку.
Сен водрузил змея на руку на манер щита и развернулся к парню, глядя на него с недоверием. Он даже не сразу понял, о чем речь, но тупая боль в раненой ноге вновь напомнила о себе. Земляк тут же поспешил уточнить:
- На самом деле мне наплевать, но когда тебе отрежут ногу, трудно будет лазить по лестницам и мешать людям спать!
Развернувшись, мальчик уверенным шагом пошел к выходу. Да, конечно, ему было плевать. Как и Сену. Слушаясь мысленного призыва, с небес спустился Бай Лин и обвился вокруг мальчика белой спиралью.
- Я не беспомощный ребенок, - бросил Жень в спину мальчику, однако, без доли претензии в голосе.
- Будь внимательнее, Сен, - Бай Лин выразительно глянул на хозяина. - В доме есть другие духи.
- Спасибо, - глухо ответил Жень, взвалил колчан и сумку с аккумулятором на плечо и зашагал следом за незнакомцем к выходу.
Идти действительно было немного больно, и Сен прекрасно понимал, что раны стоит промыть, но пользоваться предложенным гостеприимством он не особо хотел. Разумно было бы отбросить гордость, когда так бескорыстно предлагают, но Сен не мог позволить себе такую роскошь. Более того, сама мысль о том, чтобы принимать "подачки" от богачей, была ему противна. Сен спустился на этажи и у самого лифта застыл. Сложно было сказать, что именно заставило его врасти ногами в землю - страх или удивление.
В коридоре у двойных дверей стоял рослый воин в массивной броне. Он был безоружен, но ему оружие и не было нужно, так как духи не могут навредить живым. Сен врервые видел такого величественного духа и, признаться, у него на миг отняло дар речи. Мальчик, которому развлечение Сена помешало спать,целенаправленно шел именно к этим дверям. Призрак при его приближении преклонил колено. Сен, словно завороженный, пошел следом. Реакция воина на него была иной - в его руках материализовалась алебарда, которую он мгновенно нацелил на мальчика. Сен остановился и втянул голову в плечи, рядом тут же показался Бай Лин и хищно оскалил пасть. Сен не хотел драться, да и тому, что его новый знакомый - шаман, он тоже не удивился. Честно говоря, он сразу почувствовал что-то эдакое в незнакомце, что Бай Лин назвал бы аурой. Мальчик вопросительно глянул в спину хозяину квартиры, дожидаясь разрешения войти.
Да, ему действительно хотелось попасть внутрь, а мысли о том, что это жилище толстосума, благополучно вылетели из головы. Ему хотелось узнать того, кому подчиняется такой величественный полководец.

+1

8

Рену было трудно объяснить собственное поведение даже для самого себя, чего уж и говорить о духе-хранителе, взволнованно встретившем его у двери, едва он снова оказался в теплом пространстве лестничной площадки.
- Господин, я…
- Все в порядке, Басон.
- Но этот человек, он тоже шаман.
Презрительный взгляд Тао стоил многого. Басон пробыл рядом с Реном с самого детства и давно понимал: есть вещи, о которых говорить с юным господином бесполезно. Если уж ему взбредет в голову противостоять тирании отца или покажется замечательной идеей оказать первую помощь сомнительному незнакомцу – воздействовать на него сможет разве что сестра. К несчастью, Джун в очередной раз отсутствовала, все, что оставалось Басону – по мере возможности защищать своего господина. В знак смирения он все же опустился на одно колено, как раз в тот момент, когда в коридоре показался незнакомец.
- Ты что творишь, Басон? – тихо прошипел Рен через секунду, почуяв напряжение спиной, даже не оглядываясь. Впрочем, хорошо расслышав, как клацнуло о призрачные доспехи оружие генерала.
- И ты, - он обернулся и кивнул незнакомцу – в безжизненном свете желтых ламп мальчишка казался еще более худым и изможденным, - можешь успокоить свою зверушку, он ничего вам не сделает.
Пробормотав что-то про то, как же его вообще угораздило ввязаться в эту историю, Рен шагнул за дверь, сразу же нащупав выключатель и освещая прихожую светом. Он все еще испытывал некоторое напряжение, в котором не хотелось признаваться самому себе – поворачиваться спиной к шаману, который вполне мог оказаться достойным противником, было для него сродни признанию в том, что он не нападет первым. Но это же могло стоить Рену жизни.
- Я сейчас, - негромко произнес шаман, не оглядываясь, но расслышав, как скрипнула входная дверь, впуская внутрь еще одного человека. – Если хочешь, можешь пройти в гостиную. Или… промыть рану вон там, - он кивнул на дверь ванной и шагнул дальше в темноту квартиры.
Оставлять незнакомца наедине с дорогим убранством квартиры Рен боялся еще меньше, чем его внезапного нападения. Не хотелось верить в то, что его невоспитанный земляк снизойдет до воровства, но в конце концов Тао прекрасно знал, что Басон не оставит его без надзора.
Шкафчик с аптечкой Рен открыл впервые со дня переезда в  Чикаго. Лицо тут же обдало знакомыми с детства запахами настоек и мазей, почему-то немедленно вызвавшими воспоминания о старых, в основном совсем несерьезных травмах, вроде ссадин на коленях и локтях, а еще о простуде, которая была у Рена лишь однажды, пару лет назад, но зато вызвала у мальчика серьезную ненависть ко всем аптечкам в мире.
- Вот, этого должно хватить, - произнес Рен, возвращаясь к незнакомцу и складывая перед ним склянки и пузырьки, затем кидая рядом новые упаковки с ватой и бинтом. Он с трудом сдерживался оттого, чтобы не прокомментировать отсутствие у мальчика обуви, отчасти и ставшее причиной такого глупого ранения. Пришлось резко сменить тему.
- Кстати, я – Рен. Рен Тао. А ты? – шаман отчего-то резко смутился. Кажется, это был первый раз, когда он сам начинал с кем-либо знакомство. Но даже это казалось только еще одной крупицей безумия во всей этой странной ночи с ее бессонницей, духотой и искусственными звездами незнакомца болтающего по-китайски. Тао измерил взглядом духа мальчика, сощурился, прикидывая что вряд ли вызовет у духа симпатию - китайские легенды гласят, что драконы - существа не только мудрые, но и гордые. И ни одному дракону не понравится, когда его назовут "зверушкой".
- И из какой ты части Китая? – мальчик вдруг посерьезнел, складывая руки на груди. Ему не хотелось, чтобы разговор выглядел как допрос, Рен только хотел вернуть себе привычную холодность и ощущение превосходства. На всякий случай.

+1

9

Его новый знакомый идеально вписывался в открывшуюся перед Сеном обстановку, будто недостающий кусочек паззла. Все вокруг просто дышало богатством, хотя с американской интерпретацией этого слова ничего общего не имело. Обстановка квартиры отдавала строгостью, но лишь слепой мог не заметить, что каждая мелкая деталь интерьера была выполнена со вкусом и особой старательностью, давая понять, что меньшее хозяин жилища сочтет оскорблением. Здесь не было излишеств, только самое необходимое и еще немного, чтобы показать, что хозяин дома может себе это позволить. Сена на секунду передернуло. Пускай секунду назад, будучи под впечатлением от увиденного он и забыл о том, что связался с богачом, но сейчас привычное чувство отвращения к ним вернулось. В меньшей мере, нежели обычно, но все же. В нем боролись опыт и разум - первый настаивал, что все богачи одинаковы, и им лишь бы раздобыть больше денег, а второй нашептывал, что, раз его новый знакомый - шаман, значит, и цена ему будет другая. Далеко не грош. Сен не знал, чему верить. И пока он маялся в замешательстве, ноги сами несли его вслед за юным хозяином квартиры. Босые ноги безбожно пачкали дорогой паркет и ковры грязью и кровью, и Сен, заметив это, почувствовал что-то вроде удовлетворения. Растерянность злила, и такая маленькая пакость немного утешала.
Бай Лин негодовал, змеясь вслед за хозяином над самым полом, однако кроме холодных волн гнева его ничто не выдавало. Как и подобает военачальнику, он вел себя сдержанно и отодвигал амбиции на задний план. Сен понимал причину его злости - мало какой наглец мог позволить себе обратиться к дракону так небрежно, даже если опустить факт высокого социального положения его хранителя.
Мальчишка удалился куда-то, предложив Сену пройти в ванную и промыть рану, но бродяжка предложение проигнорировал. Воспользовавшись отсутствием хозяина квартиры, мальчик бесцеремонно заходил по просторному залу, с интересом вертя головой. В его понимании, новый знакомый был несколько старомоден - вся эта национальная символика и древний дух-привратник... Что-то в нем притягивало Сена, пускай он и не хотел себе в этом признаваться. Возможно, отрицание современных веяний и привязанность к родине. У Женя было чувство, будто этот маленький богач глубоко пустил корни в свою страну, что давало надежду - возможно, древние ценности также были у него в чести. Как будто послушавшись собственных ощущений, Сен прошмыгнул в ванную, как ему и посоветовал "маленький господин".
Уборная почти ослепила его чистотой и блеском кафеля и металла, и Сену пришлось протереть глаза. Несколько секунд он просто не решался делать еще шаг, но потом все-таки отбросил неуверенность и ловко влез в большую, смахивающую на маленький бассейн, ванну. Глядя на грязно-кровавые потоки, текущие с его стоптанных ног, Сен не мог отделаться от неуютного чувства. Он ощущал себя чужим среди всего этого богатства. Хотелось по старой привычке сбежать подальше, в идеале прихватив с собой что-то более или менее ценное. Сен вздохнул и выключил воду, задумчиво глядя на впервые за долгое время чистые ступни.
- Что будем делать, Бай Лин? По-моему, я где-то свернул не туда.
- Не задерживайся здесь надолго, Сен, - мягко посоветовал дракон, и мальчик услышал в его голосе тревожные нотки. - Мне не понравилось настроение того духа у входа.
- О чем ты? - бродяжка с удивлением уставился на хранителя.
Тот выглядел обеспокоенным.
- Он был как-будто... Не важно. Возможно, мне просто показалось. Но лучше не оставайся здесь надолго.
Сен не понял, что пытался сказать ему дракон, но опыт подсказывал, что учителя лучше слушаться даже тогда, когда Бай Лин сам ни в чем не уверен.
Жень вылез из ванны и поспешил обратно в зал, являясь в дверях аккурат в тот момент, когда из противоположных вышел хозяин квартиры с ворохом медикаментов в руках. Он свалил все на столик, и Сен с недоверием оглядел кучу. Лекарства были знакомыми, бинты и вата тоже не были самыми опасными предметами в мире, яда среди склянок не виделось. Сен едва сдержал улыбку - маленький богач, видимо, притащил все содержимое аптечки, не зная, как лечить порезы. Это было... мило, что ли.
Пожав плечами, Сен уселся прямо на пол, вытащил из вороха антисептик и, скрючившись, стал обрабатывать ступню. Рана щипало, но не более того.
- Кстати, я – Рен. Рен Тао, - тем временем, его новый знакомый решил представиться.
- Жень Сен, - лениво отозвался бродяжка. - Приехал из пригорода Наньнина, что в округе Гуанси. Это... возле моря, в общем, - он  указал пальцем куда-то вниз воображаемой карты Китая, что могло намекать на юг страны. - Там рядом горы Гуйчжоу и река еще. Я нашел своего хранителя в этой реке. Вернее, он меня нашел. Сейчас и не скажешь. А как тебе достался твой?
Сен почти не отрывал взгляда от своей ноги, говорил расслабленно и просто, будто с деревенским мальчишкой болтал.
- Кстати, не мешало бы тебе извиниться перед Бай Лином. Он не только дракон, но в прошлом еще и великий военачальник. Очень неучтиво было называть его зверушкой, - и это замечание также не было окрашено какой-то определенной эмоцией. Более того, Сен сказал это лишь чтобы Бай Лин немного успокоился. Сам-то он нередко в порыве раздражения называл учителя "бледной ящерицей".

+1

10

Новый знакомый, вопреки хорошо развитому у Рена инстинкту самосохранения, совсем не вызывал опасений, скорее самое обычное любопытство. Пожалуй, где-то в глубине души мальчику просто было приятно встретить земляка в чужой стране, пусть и такого непохожего, по-видимому, совсем бедняка или бродяжку.
Разговаривал мальчик тоже как-то совсем просто, по-свойски, будто они были как минимум старыми знакомыми, но уже эта деталь не подкупала. Никто никогда так с Реном не разговаривал, поэтому теперь он хмурил брови, но не перебивал, кивал и слушал внимательно, как и подобает хорошему хозяину. Внутреннее напряжение, все же, трудно было игнорировать.
В голове моментально возникла карта Китая – в тех краях Рену бывать не доводилось, но географию своей страны он знал достаточно хорошо, как и экономику с экологией. "Захолустье", - учтиво подсказал внутренний голос. Нет, вообще-то города на юге были вполне себе крупными, достаточно многолюдными и инфраструктуру имели серьезную. Вот только отдаленность от столицы обязывала жителей находить работу в сфере производства – бесконечные заводы часто занимали основную часть таких городов. Явный пример обратной стороны общества потребления. Тут любой бы… сбежал?
Рен оглядел гостя еще раз. Благо, увлеченный обработкой ран, тот не мешал себя разглядывать. Становилось интересно, был ли этот мальчишка таким всегда или же у него, как и у всех нормальных людей, была какая-никакая, но семья? Если так, то не слишком ли безрассудно было бежать от них, пусть даже ради Турнира?
Вопросы пришлось отложить на потом, потому Сен вдруг произнес что-то, поставившее Рена в полнейшее замешательство.
- Что? – повторять, разумеется, не было необходимости, но Тао выдержал паузу, прежде чем слова улеглись в его голове. Сначала пришло легкое, но вполне уловимое раздражение. Мол, с чего это вдруг этот нахальный малец решил, что может учить обращаться с духами его, Рена. Но успокоился шаман достаточно быстро, придя к выводу, что вряд ли кто-то учил Сена таким очевидным истинам.
- Ты разве не знаешь, что духи – всего лишь оружие. Глупо оказывать им почтение, кем бы они ни были при жизни, - взглядом Рен проследил за сомнительными пятнами на ковре, тянущимися от самого входа в комнату. До него не сразу дошло, что их оставил его новый знакомый – тем смешнее казалось ему требование проявить уважение к духу. Не похоже, чтобы Сен особенно стремился проявлять почтение к кому-либо.
- Вот Басон при жизни известнейшим полководцем, - заслышав свое имя, дух китайского генерала сразу возник в гостиной и попытался придать себе (пусть это было заметно только Рену), как можно более мужественный вид. – Он служит нашей семье уже более пятисот лет, и мне прислуживает почти с самого рождения.
Рен не имел намерения делать такой упор на факте услужения духа, так вышло само собой, просто потому, что он действительно верил в то, что говорил. Верил настолько серьезно, что вряд ли что-то смогло бы пошатнуть его убеждения. И тем смешнее ему казалось требование гостя – хотя мальчик и списал это на обычное невежество.
- Но я никогда не видел духов вроде твоего, - рассеянно добавил Рен, в его голове меньшую часть занимали размышления о красоте дракона, гораздо больше его интересовал вопрос о его силе. Хотелось бы заранее знать потенциал возможного соперника, хотя мысль о том, чтобы отобрать духа, вряд ли возникла бы в его голове. До сих пор Сен умудрился вызвать только крупицу того раздражения, из того, на какое Рен был способен, а у Басона – настороженность, но, вполне возможно, напрасную.
- Вы двое собираетесь участвовать в Турнире? – осторожно поинтересовался мальчик. Он все еще переминался перед ним с ноги на ногу, в нерешительности не готовый, как и он, сесть на пол, но все еще желающий оставаться в непосредственной близости.

+1

11

Сен был так увлечен обрабатыванием собственного ранения, что не сразу обратил внимание на абсурдность того, что ему пытались объяснить. А когда заметил, то уставился на хозяина дома круглыми от удивления и непонимания глазами.
- Оружие? - повторил Сен так, будто впервые услышал это слово. - Я не так много духов встречал, знаешь ли. Но Бай Лин больше смахивает на учителя, чем на оружие. И я не могу себе представить, как можно использовать кого-то с такой сильной волей, словно инструмент.
Гнев дракона только увеличивался, и неизвестно каких усилий Бай Лину стоило не сорваться на грубость прямо сейчас. На памяти Сена не было дня, когда к его хранителю обращались бы так неучтиво. Более того, не считали бы за живое существо! Но Сен, в отличие от воспитателя, не злился. Он много чего не понимал в деле шаманов и во взаимоотношениях духов и людей, потому не знал, как судить об услышанном. На секунду, правда, ему стало жаль Басона, но почти сразу он решил, что, возможно, военачальник сам решил быть инструментом в руках своих хозяев, а потому отказался судить об отношении Рэна хоть как-нибудь. Это не его дело.
- Садись, что ты топчешься? - Сен махнул рукой, видя нерешительность нового знакомого.
Нет, он не боялся праведного гнева за фамильярность. Откуда ему было знать, что Тао Рэн считает себя будущим королем мира? По лицу ведь не всегда можно узнать будущего диктатора. Сейчас перед ним был такой же мальчишка, как и он сам, возомнивший о себе чуточку больше, чем он является, и обладающий чуточку большим богатством, чем все остальные.
Вопрос о Турнире Сен также воспринял, как что-то само собой разумеющееся. Он и сам спросил бы об этом вскоре. Потому, нисколько не стесняясь, Жень кивнул и наконец-то закончил перевязывать ногу.
- Я уже участвую, - пожал плечами мальчик и потер ладони о бедра. - А ты уже заработал оракул? Честно говоря, мне довольно плевое задание досталось... Интересно, они дают задание по силам каждого или одно для всех?
Сен закинул руки за голову и откинулся назад, упираясь лопатками в мягкое кресло. Выглядел он расслабленно и даже в какой-то степени нагло, хотя легкое напряжение не покидало. Дворовой кот всегда готов дать дёру, неважно каким сонным и сытым он выглядит. И тут, словно среагировав на слово "сытый", у Сена на всю квартиру заурчал желудок. Повисло неловкое молчание - Жень изо всех сил пытался сделать непричастный вид.
- Так зачем тебе Турнир? - перевел он тему в безопасное русло, неловко прочистив горло.

+1

12

Слушая Сена, Тао только нервно переминался с ноги на ноги и кусал губы. Сбивали с толку его слова, сказанные, в общем-то, без особенного нажима – так сообщают общеизвестные факты. Небо – голубое. Тигры – полосатые. Духи – не инструменты.
Нутром Рен все равно чувствовал, что вот-вот случится неприятный спор. Нетерпеливый по своей природе, он не хотел сдерживаться, только немного сбавил тон.
- Можно и нужно! – отчеканил он. – Ты не сможешь использовать свою силу на сто процентов до тех пор, пока ты не подчинишь себе духа. Это один из основополагающих принципов.
Он даже не то чтобы злился, чувствовал себя очень важным из-за того, что именно ему пришлось рассказать Сену столь важные вещи. Это ведь было почти благородно, не так ли? Разумеется, нового знакомого следовало воспринимать как потенциального конкурента, но пока ничего в нем не пошатнуло веру Тао в собственное высшее предназначение.
“А было бы интересно сойтись с ним в бою”, - подумал Рен и азартные огоньки заплясали в глазах. Сильнее всего незнакомец вызывал любопытство, хотя разница между ними была колоссальная.
Чуть подумав, Рен внял совету и уселся, наконец, в кресло напротив Сена. Кажется, с обработкой ран тот почти закончил.
- Разумеется, я получил оракул, – Рен откинулся в кресле, расслабляясь и принимая, как ему самому казалось, равнодушный вид, какой должны иметь люди, привыкшие всюду быть лучшими. Но тень тревоги все равно скользнула по лицу. Где-то глубоко, там, куда Тао не желал заглядывать, хранились воспоминания о том вечере и гибели весельчака-патча, позволившего себе насмехаться над шаманом.
Мальчик шумно вдохнул носом воздух, стараясь избавиться и от навязчивого запаха крови, теперь следовавшего за ним повсюду. Воздух потянул слабой ночной прохладой, духота уступала. Время было снова молить о дожде. От раздумий отвлек посторонний звук, естественный, но такой внезапный, что Рен не сдержал короткого смешка. Задумался. Если мальчишка правда такой горделивый, каким пытается казаться, то от еды откажется, по крайней мере сначала. Уговаривать его времени не было, да не очень-то и хотелось – от подобного поведения Рену самому бы стало не по себе. Нужно было выкрутиться как-то иначе.
- Я… Меня готовили к Турниру с детства. Но целей у меня много, - мальчик даже задумчиво потер подбородок, прикидывая, какую из «правд» может себе позволить рассказать. Трудные взаимоотношения с родственниками и печальную историю клана Тао было решено оставить при себе - вряд ли незнакомец хоть на крупицу осознает важность всего этого для Рена.
А вот то, что стало причиной их знакомства - куда интереснее.
- Я бы хотел стать королем шаманов, чтобы исправить ошибки, которые натворили люди, - мальчик поморщился. - Планета слишком перенаселена. Люди строят города и загрязняют воздух, убивают животных и изобретают всякие бесполезные штуковины. Паразиты, - последнее слово Рен произнес уже одними губами, теперь куда задумчивее, чем несколько минут назад.
Но длилось это не долго, словно сбрасывая с себя нахлынувшее настроение, мальчик быстро поднялся с кресла.
- Что-то я проголодался. Пойдем на кухню?
Не дожидаясь ответа, Тао последовал к выходу из комнаты. Оставлять Сена одного ему все еще не хотелось, поэтому двигался он нарочито медленно, чтобы убедиться, что тот пойдет за ним следом.
В кухне кислорода было еще меньше и прежде чем шагнуть к холодильнику, хозяину квартиры пришлось распахнуть окно. Мгновенно образовавшийся сквозняк приятно дунул в лицо.
Толковой еды в холодильнике не обнаружилось. И не удивительно - сам Рен сюда редко заглядывал, вся надежда была на сестру, которая взяла на себя ответственность по ведению хозяйственных дел. Чуть подумав, мальчик вынул из холодильника упаковку молока и пакет с бананами и выставил все на обеденный стол. В последний момент, на полке обнаружился вполне безопасный с виду кусок ветчины, который тоже вскоре оказался на столе.
- Достань стаканы, - Рен зевнул и прикрыл рот кулаком - сонливость давала о себе знать, - я пока поищу хлеб. И еще хотелось бы узнать твою историю.

+1

13

Честно говоря, Сен не ожидал, что его, казалось бы, ни к чему не обязывающее мнение вызовет такую бурную реакцию. На читающего ему нотации сверстника мальчик косился с легким недоумением, иногда бросая взгляд на хранителя. Тот, к удивлению шамана, быстро успокоился и лишь смотрел на хозяина квартиры с легким пренебрежением.
Отвечать Сен не стал. Для него мысль о подчинении духа себе была такой же абсурдной, как для Рена - мысль о дружбе с ним. Кажется, они были родом из слишком разных миров, чтобы придти к единому мнению. Тем временем Тао Рен расселся в кресле как и подобает тому, кто считает себя хозяином ситуации. Эта поза ему шла, ничего не скажешь. Сен же отлично чувствовал себя на полу - его тело привыкло к твердым поверхностям на которых уже много месяцев приходилось сидеть и лежать. Он уперся подбородком в ладони и с деланно скучающим видом слушал, что ему рассказывал новый знакомый. Лишь цепкий взгляд выдавал любопытство. Все же, Сен впервые встретил еще одного участника Турнира. Ранее он не задавался вопросом - какие цели могут преследовать его будущие соперники? Ведь главный приз Турнира - сила бога. Что все эти люди думают делать с этой силой? Какие у них цели и мечты? Что сам Сен будет делать с ней, если вдруг (мало ли что?) победит?
Он слушал и понимал, насколько же, все-таки, они разные. Рен, сын богатой семьи, которого с младенчества готовили к великой миссии, и Сен, простой деревенский мальчишка, чье участие в Турнире было практически случайным. Случись им сойтись в поединке, кто из них победит? Чем больше он слушал, тем больше проникался словами нового знакомого. Перед глазами полыхали картинки его изувеченной родины - неустанно работающие заводы, клубы дыма из бесчисленных труб, измученное серыми тучами небо. В горле будто бы наяву запершило от горького, ядовитого воздуха. Вспомнил он и чиновников-толстосумов, из-за которых так ненавидел любое провяление роскоши. Вспомнил их сытые лица и лоснящиеся лысины; как они отворачивались от голодных рабочих, и как выходили все новые и новые распоряжения правительства, превращающие некогда уютную деревушку в ядовитый ад.
- Сен? - негромко обратился к нему Бай Лин. Видимо, почувствовал, что его шаман согласен с каждым услышанным словом.
Рен договорил, и его гость негромко выдохнул. Он думал о том, что, наверное, Рен сможет сделать то, что задумал. Выгнать их, "паразитов", с земли, которую они так безжалостно убивают. Наверное, он сможет вернуть звезды на небо.
- Что-то я проголодался. Пойдем на кухню?
Тао поднялся и пошел куда-то вглубь квартиры, и Сен, словно загипнотизированный, безропотно пошел за ним. Услышанное крутилось в его голове, наводя на мысли, какие ему ранее никогда не приходили в голову.
Рен суетился на кухни - довольно неловко это выглядело, надо сказать - а Сен ютился в тени, пытаясь собрать мысли в кучу. Он жил порывами, которые иногда заводили его в неведомые дебри. Из-за таких порывов он оказался впервые на крыше высотки, откуда запустил своего первого змея. Из-за них он сбежал из дома и оказался в Чикаго. Порыв вновь управлял им, и мальчик не думал этому противостоять.
- Сен, - Бай Лин снова попытался окликнуть его, но Жень неопределенно махнул рукой, не желая слушать.
Вместо препирательств с духом он послушно полез по шкафам искать стаканы. Только поставив посуду на стол рядом с молоком, Сен начал догадываться, что хозяин дома не собирается есть сам. От этого осознания странно прихватило живот, а лицо заполыхало от смущения. Голод по-прежнему давал о себе знать, но гордость не уступала, и теперь Сен просто стоял в ступоре, не зная, как ему поступить. Принимать "подачки" от богача? Вот еще! С другой стороны, он же позволил себе зайти в эту квартиру, воспользоваться хозяйскими аптечкой и ванной. Уже уступил, что поделать. В конце концов, Сен нашел компромисс и как бы невзначай оглядел банановую гроздь, прикидывая, который будет легче и быстрее всего стащить.
- Не знаю, что тебе еще рассказать, - пожал плечами мальчик и взялся резать ветчину, как будто у себя дома.
Запах копченого мяса заставил желудок возмущенно урчать, и Сен сглотнул слюну. Как же давно он не ел ничего подобного? Если подумать, он и не помнил, когда в последний раз питался мясом. Кажется, еще в Китае... И то, это были сворованные из забегаловки обрезки.
- Я не такой как ты. Из обычной семьи; отец вечно пропадал на работе, чтобы добыть пропитание, мать уехала, когда я был совсем маленьким, так что я ее почти не помню. Отец женился повторно на одной неадекватной, которая уже два года как считает, что беременна, хотя она никогда не сможет родить. Как и многие в нашем городке, впрочем. Знаешь что?
Сен отрезал ломоть мяса слишком резко, и нож звонко ударился о столешницу.
- Когда ты станешь Королем шаманов, можешь начать зачистку с моего городка. Вытрави оттуда всех, кто его отравил. Даже если убьешь их, мне плевать. Хотя, наверное, это ты и собираешься сделать.
Его голос едва заметно дрожал, но лицо было непроницаемо. Сен понимал, что действительно хочет этого. Злость кипела в нем, заставляя бросаться громкими словами.
- Я маленький и слабый человек, я не могу ничего сделать с ними. Но ты бы смог. И если ты все сделаешь так, как говоришь... пожалуй, я бы признал, что я у тебя в долгу.
С этими словами Сен, превелико румяный, отложил нож, оторвал от грозди самый большой банан, почистил его и принялся сосредоточенно есть, делая вид, что ничего такого не сказал.

Отредактировано Zheng Sen (05-08-2015 20:51:44)

+1

14

С удивлением для себя Рен почувствовал, что испытывает смущение. В прочих чувствах он начинал теряться. Да что там, растерянным выглядел даже Басон, похоже, не на шутку удивленный поведением господина.
Мальчик уже не задавался вопросами о причинах, побудивших его одарить какого-то незнакомца таким количеством доброты. Он все еще чувствовал себя хозяином ситуации и не стеснялся даже очевидного превосходства над новым знакомым.
Сен как раз-таки выглядел чересчур задумчивым. Совсем не тем, наглым и самоуверенным мальчишкой, каким он показался ему при встрече. Голод что ли давал о себе знать?
В ярком освещении кухни, вполуха слушая гостя, Рен принялся разглядывать его по новой: осунувшееся лицо, неестественная худоба, жесты и взгляд – нервные, как у дикого зверька. В сочетании с определенными навыками, такие люди могут быть опасны в бою. Такие люди всю жизнь носят клеймо «мне нечего терять» и более решительны, чем десяток лучших полководцев, служивших семье Тао из одного только чувства долга.
Рен пододвинул к себе стакан с молоком и сделал медленный, бесшумный глоток. В горле разлилась прохлада, но пока шаман так и не нашел в себе силы ответить, только кротко кивнул.
Разумеется, если он станет королем… Когда он станет королем. Не будет ничего проще, чем исполнить просьбу Женя.
Воздух в кухне как будто бы загустел. Чистая, концентрированная ненависть повисла над головами мальчиков тяжелым, прозрачным облаком, но никому из-за этого не сделалось плохо. Напротив, Рен ощутил, как уголок его губ тянется вверх.
- А мы похожи, - подумал он и не сразу понял, что произнес этот вывод вслух.
Чертово озарение! Может быть, это и было то, что заставило его поступить с Сеном так? Пустить его в свой дом, накормить своей едой… И ничего зазорного нет в добродетели, если ты оказываешь ее себе подобному? Интересно, что бы сказала Джун?
- Только ты не слабый, - Рен даже тихо фыркнул. Он тщательно обдумывал каждую фразу, прежде чем произнести ее вслух. – И мне не нужны должники.
Он так и не присел за стол, продолжая стоять рядом, опираясь плечом на стену. Стакан с молоком успел опустеть, но к еде Тао так и не притронулся – на самом деле вовсе не был голоден.
- И все это, - он легко кивнул на стол, - тоже не для того, чтобы ты почувствовал себя должником. Если хочешь, можешь унести что-то с собой, - он чуть подумал, перед тем как продолжить. – Знаешь, Сен, у меня никогда не было союзников. Да и в моей семье всегда порицались подобные отношения, даже если это было взаимовыгодно. Просто нас слишком часто предавали свои же.
И я тебе не доверяю. Ты доверять мне тоже не обязан. Но если пройдет время, и мы снова встретимся на Турнире, для меня будет честью сразиться с тобой не как с врагом, а как с уважаемым и достойным соперником. А если нам выпадет случай сражаться плечом к плечу…

Он так и не договорил, отвел взгляд, немного смущенный реакцией гостя. Почему-то Рену казалось очевидным, что Сен и без того его поймет. Кажется, уже понимал.

+1


Вы здесь » Shaman King: Reboot » Backstage » Рисуя звезды от руки