Shaman King: Reboot

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Shaman King: Reboot » Завершенные эпизоды » Эпизод 83: Сыграем?


Эпизод 83: Сыграем?

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Участники: Luther Wieland, Meene Montgomery.
Место: бильярдная на западе Чикаго
Время и погода: США, Чикаго. 14 августа. Полумрак, прохлада и случайные посетители, которые проводят свои партии неподалёку.
Описание:
Лютер точно знал, что он здесь делает. Во-первых, игра в бильярд - отличный способ расслабиться после тренировок. Во-вторых, полутёмное помещение и неторопливая игра - лучшее место для того, чтобы хорошенько всё обдумать. Пока он не знает, что ожидает его в турнире, ведь первые две схватки закончились более, чем успешно. Похоже, ему не так уж просто встретить среди шаманов достойного соперника. Но все те оппоненты, которых довелось повидать, оказались представителями весьма необычной организации. Х-судьи... Лютер не имел никакого желания присоединяться к столь радикально настроенной группировке, однако же идеалы шаманов, принадлежащих к ней, вызывали невольное любопытство.
Мина хорошо понимала, зачем она здесь. В первую очередь, из-за атмосферы. Во вторую - из-за интереса к этой игре, которую, набравшись смелости, можно было бы даже назвать наукой. И, наконец, была и третья причина: Мина осматривала будущее место сражения. Так получилось, что из первых двух туров ей удалось одержать победу только в одном, и теперь Мине предстояло последнее испытание, которое решит её дальнейшую судьбу: сможет ли она помогать Деве в установлении порядка и справедливости, или же присоединится к растущей армии зрителей этого турнира.
Когда она пришла сюда сегодня, она поняла, что что-то беспокоит её. Этот незнакомец в дальнем углу... она видит его здесь не первый раз. По нему можно догадаться о том, что он тоже шаман. Оракул назвал ей адрес этой бильярдной в качестве места схватки. И мужское имя. Возможно, её противник тоже заходит сюда, чтобы разведать обстановку, и сейчас она видит перед собой именно его? Мина решает пригласить незнакомца на партию, чтобы узнать это наверняка.

Отредактировано Meene Montgomery (13-07-2015 15:26:40)

0

2

Лютер без особых эмоций следил за тем, как шар, движимый силой меткого удара, закатывается в лунку. Он играл достаточно хорошо, чтобы в большинстве случаев добиваться успеха, и это несмотря на то, что он находился под лёгким градусом. Ему было, что отпраздновать, ведь два поединка осталось позади, и Лютер гарантировано проходил в следующий этап турнира. Перед его началом шаман планировал посетить некоторые места, что укрепили бы и без того неплохие шансы, но думать об этом было рано. Он вовсе не собирался сдавать третий бой, да и последствия куда серьёзней, чем он рассчитывал. Маловероятно, конечно, но всё же…
«Кем бы ни был мой следующий противник, я должен быть готов. Лишь постоянно преодолевая стопроцентную метку можно надеяться на победу в турнире, где по слухам участвуют настоящие чудовища.» — восьмёрка проделала результативный путь до лунку, и партию можно было считать завершённой. Жаль, что с недавних пор здесь было запрещено курить, впрочем, сейчас это было бы приятной мелочью, а не удовлетворением потребности. Неторопливая игра расслабляла, позволяя Лютеру спокойно обдумать своё положение, не строя далеко идущих планов и наслаждаясь вкусом купажированного виски.
«Вряд ли второй этап будет проходить здесь. Мехико вот стоит в непосредственной близости от вулкана, но едва ли подвергается той же опасности, что город, где соберётся множество шаманов одновременно. Особенно, если все они соперники…» — пожалуй, он задержится здесь ещё на несколько партий. Никакой цели у него здесь не было, зато была приличная сумма на счету и поднадоевшее однообразие вечеров, неизменно посвящённое тренировкам. Но не сегодня. Скоро ему будет уже не до этого, а потому хотелось воспользоваться моментом и привести в порядок вечно напряжённые нервы. Усталость и параноидальные мысли ещё никому не помогали победить.
«Впрочем, это как посмотреть. Король шаманов должен быть хорош во всём, и бильярд — не исключение.» — Лютер усмехнулся и… почувствовал на себе чужой взгляд. Кто-то пристально смотрел на него, не отводя взгляд.

+1

3

Монтгомери всегда считала себя везучим человеком. Учёба, работа, домашние дела, бытовые трудности и преферанс — всюду ей везло понемножку, иногда подбрасывая обидные разочарования, а иногда — чудесные выигрыши. И пусть в картах она чаще проигрывала, чем одерживала верх, Мина не могла не признать, как порой везло ей в остальных сферах жизни. Кто знает, что было тому причиной: воля Господа, так благосклонно относящегося к своему творению, или помощь некой новой силы, которую можно было назвать судьбой, — девушка не вдавалась в подробности. Ей везло, и она играла.
Но рано или поздно это должно было кончиться. Череда удачных совпадений должна была прерваться, напоминая о том, что для победы в этой жизни нужно не только полагаться на высшие силы, но и прикладывать собственные усилия. Мина в очередной раз убедилась в этом на собственном примере, и опыт этот оказался донельзя болезненным. Не успела она оправиться от своего первого боя, который, пусть и окончился её победой, оставил после себя гнетущий осадок и чувство, словно она предала все свои убеждения, по случайности в пылу битвы убив невиновного, как в следующем же бое шаманка потерпела поражение, поставившее под угрозу сам факт её участия в Турнире.
Груз сомнений в собственных силах, в своей правоте и в том, действительно ли она заслуживает права стоять подле Святой Девы и августейшего капитана во время этой войны за людские сердца, давил на Мину и лишал её всяких моральных сил. И как бы она не противилась этому давлению, она не могла убежать от самой себе и не признать, что, несмотря на все увещевания, она не может простить себе постыдного поражения. От того, чтобы опустить руки и сдаться, признав свою никчёмность, её удерживали надежда, вера и бесконечная преданность делу Икс-Судей. В ней она видела смысл своего существования, в неё она верила всем сердцем, и это рождало в её сердце надежду на то, что она ещё сможет всё исправить.
«Я должна».
Приняв решение во что бы то ни стало продолжать борьбу с прежней уверенностью в своих силах и полной самоотдачей, Мина искала способы отвлечься от тяжёлых раздумий, гнетущих её, и, вместо того, чтобы докучать разговорами другим товарищам, у которых — она была уверена — и без того хватало забот, шаманка старалась развеяться самостоятельно. Бильярд, в который её раньше так активно зазывали Порф с Денбатом, казался неплохой, хоть и сомнительной идеей. Монтгомери с роду не была заядлым игроком, и хотя во времена службы ей случалось сыграть пару раз со своими товарищами, она редко оказывалась победителем. «Новичкам везёт», — со смехом объясняли вояки своё поражение. Мина не спорила.
Но если раньше шаманка держала кий от силы два раза в год, теперь она стала частой посетительницей бильярдных. Играла не чтобы победить, а чтобы изучить новый и чуждый для неё мир, не лишённый, как оказалось, своего собственного шарма. Ведь было на её взгляд всё-таки что-то притягивающее в игре, которая заставляла морщинку раздумий появляться на лбах даже самых беззаботных выпивох.
Наблюдая краем глаза за одним из таких мужичков с раскрасневшимся лицом, который в это время усиленно примеривался, выбирая, под каким углом лучше нанести удар, Мина позволяла лёгкой снисходительной усмешке появляться на её губах. Мужчина наверняка знал о том, что уже проиграл, но всё равно продолжал бороться, противясь неизбежному. И девушке приятно было видеть, что даже такие разочаровавшиеся в жизни люди находят вещи, ради которых они готовы бороться до конца. Но, как бы ни интересен был этот экземпляр, гораздо больше шаманку занимал тот мужчина, что находился через один стол от неё и проводил в это время свою серию ударов.
Монтгомери уже довольно давно наблюдала за ним, внимательно следя за тем, как он ведёт себя во время игры, не бросает ли изучающие взгляды на зал и не выискивает ли кого-то так же, как она. Ведь сегодня она пришла именно сюда не просто, чтобы сыграть пару партий на новом месте, которое, надо признать, нравилось ей больше, чем предыдущая бильярдная, в которой она была частой гостьей. В первую очередь Мина пришла сюда на разведку, изучая место предстоящего судьбоносного поединка. Каждая мелкая деталь окружения могла сыграть за или против неё, и шаманка хотела знать об этом месте всё, чтобы получить как можно больше преимуществ.
И наверняка не она одна была такая хитрая и продуманная. Её противник — мужчина, судя по имени, — тоже наверняка не пальцем  деланный, и не станет даром терять время. Возможно, они оба сейчас изучают это место, выискивая друг друга. И возможно это был именно тот мужчина, который забивал сейчас свой победный шар. Единственный во всей бильярдной мужчина, от которого чувствовалось, пусть и слабо, едва заметно, дуновение некой особой и мощной силы.
— Ваш черёд, мадемуазель, — с деланной учтивостью обратился к Мине её соперник. 
Нехотя отведя взгляд от предмета своего изучения, девушка бегло окинула взглядом стол, встала у бортика и, практически не примериваясь, ударила по битку, который её противник загнал на столь удачное место. Победный шар Мины Монтгомери с лёгкой руки закатился прямо в лузу, и мужчина, с видимым недовольством поджав губы, прохрипел слова поздравления:
— Хех, что ж, ваша взяла.
— Спасибо за игру, — с лёгкой улыбкой учтиво откликнулась девушка, провожая взглядом своего поверженного противника,  отправившегося запивать поражение виски со льдом.
«Теперь самое время проверить, права ли я была насчёт того мужчины», — решила Мина, с прищуром глянув на свою прежнюю цель.
— Не хотите сыграть партейку? — держа кий в правой руке, предложила она с улыбкой, подойдя к облачённому в чёрный костюм мужчине.

Отредактировано Meene Montgomery (23-07-2015 19:24:00)

+1

4

Не слишком приятно, когда в течение долгого времени чувствуешь на себе чей-то пристальный взгляд, но всё иначе, если к тебе приковано внимание красивой женщины. Особенно, когда тебе уже немного за сорок.
— Охотно соглашусь, мисс. Я как раз искал достойного противника. — последние три партии Лютер выиграл, что лишь укрепляло его довольно высокую самооценку как игрока. У него была хорошая статистика побед, но далеко не безупречная. В эту бильярдную порой заходили сильные игроки и, возможно, эта девушка была одной из таких. От неё исходила довольно необычная энергетика. Причины этого могли быть совершенно различными, да и не привык Лютер делать поспешные выводы, но всё-таки… проверить надо. Благо, это не так трудно сделать. Шары вновь оказались на бильярдном столе, и он, вопреки обыкновению, решил сменить кий. Партия в любом случае обещала быть интересной, о чём красноречиво свидетельствовала кислая мина на лице её предыдущего противника. Нельзя же всё воспринимать так близко к сердцу, чтобы даже хороший виски не приносил утешения. Впрочем, незачем было разбавлять его льдом.
«А ведь это, между прочим, местный завсегдатай. И проигрывает он не так уж часто…» — раскат оказался неудачным для Лютера, и к его очаровательной сопернице перешло право первого удара. Такое случалось довольно часто, вот только воспользоваться этим отставной военный мало кому давал. А пока он имел удовольствие наблюдать за изящными пальчиками соперницы, направляющими удар. Прерывать естественный ход игры сейчас казалось настоящим преступлением, но, благо, Лютеру не обязательно было брать на себя ответственность. Не дожидаясь знака с его стороны, Халфас нагло разлёгся на бильярдном столе, и лишь приглядевшись, можно было заметить, что он парит над ним на небольшой высоте, не касаясь зелёного сукна. Если его догадки верны, то девушка непременно должна была оценить утончённые манеры хранителя или, по крайней мере, хоть чем-то выдать себя. Тот факт, что он таким образом тоже раскроет свои карты, нисколько не волновал Лютера, благо после двух блистательных побед мало что могло поколебать его уверенность в себе.

+1

5

— Не уверена, что меня можно назвать достойным противником, — с извиняющейся улыбкой ответила Мина. — Я ещё любитель. Но будьте уверены: победу я вам просто так не отдам.
Мужчина, с которым ей предстояло провести эту партию, производил на Монтгомери приятное впечатление. С виду серьёзный, воспитанный (не чета её предыдущему оппоненту), но лишённый того высокомерия, какое обычно исходит от мужчин в строгих костюмах. По крайней мере, девушке так казалось на первый взгляд.
Разглядеть в человеке шамана, если он ничем внешне этого не выдаёт, невозможно, поэтому, бегло осмотрев незнакомца, пока он готовил стол к розыгрышу первого хода, Мина оставила попытки уловить в каких-то деталях его истинную принадлежность. Если она хочет выяснить, правильно ли распознала своего будущего соперника на Турнире, она может узнать это только из разговора.
Решая, как ей лучше подступиться, чтобы узнать как можно больше необходимой ей информации, при этом ничем не обнаружив себя, Монтгомери приготовилась к разбитию шаров, которое ознаменует её первый ход и начало новой партии. На её памяти, поначалу ей редко когда удавалось удачно разбить злополучный треугольник: биток вечно уходил куда-то в сторону, попадая по ребру фигуры, или же сила удара была недостаточной для того, чтобы шары разлетелись по всему столу, а не толпились в куче, как стояли. Порф долго с этим мучился, когда учил Мину и буквально с азов объяснял ей всё до малейших деталей и, со свойственным ему терпением, из раза в раз повторял, как нужно держать кий, чтобы удар пришёлся точно по центру шара. Всегда вспоминая эти уроки, девушка надеялась на то, что своими победами вызывает гордость у своего учителя (сенсея, как бы сказали японцы), заставляя его икать на другом конце Чикаго. «Глядишь, однажды я и его одолею», — усмехнулась про себя Мина, пару раз примеревшись для удара так, чтобы кий не коснулся битка.
Мельком подняв глаза, она заметила на другом конце стола неожиданного гостя, вальяжно развалившегося на бортике. Сомнений в том, что это дух, быть не могло, но вот в том, кому он принадлежит, Икс-Судья уверена не была. То ли это был местный призрак, то ли хранитель её оппонента — неизвестно. И Мина решила это выяснить, невозмутимо опустив взгляд обратно к битку и выполнив удар.
— Меня зовут Мина Монтгомери, — решив пойти в лобовую, произнесла она, выпрямляясь и следя взглядом за тем, как шары раскатываются по зелёной ткани.
«Не слишком удачный ход», — отметила она про себя, когда шары прекратили своё движение и девушка заметила, что ни один из шаров не упал в лузу во время разбивки. Тем временем Габриэль, поняв витающей в голове своей шаманки замысел, явился в своём привычном виде архангела, заняв место чуть позади неё и словно предупреждая своим видом другого духа: нескромные взгляды в сторону Мины бросать не стоит.
— А как я могу звать вас? — обратилась она к своему сопернику, отступая от стола и тем самым демонстрируя, что она ожидает от мужчины следующего хода. Как в игре, так и в их разговоре.

+1

6

— О, я надеюсь на это. — с улыбкой отвечал Лютер, делая очередной ход. Увы, но он не смог рассчитать силу удара — ни один шар не попал в лузу, зато восьмёрка угрожающе остановилась в нескольких сантиметрах от одной из них, грозя шаману известными неприятностями. Впрочем, ход сейчас переходил к Мине, так что данное обстоятельство сыграло Лютеру на руку, значительно усложнив выполнение правильного удар. Халфас понимающе растворился, вновь появившись уже рядом с ангелом, безмолвно спрашивая его, почему он такой серьёзный. Никаких действий хранитель не предпринимал, спокойно наблюдая за ходом поединка.
«Где-то я уже видел похожего духа… конечно, само это обстоятельство ни о чём не говорит, но раз уж речь зашла о военной организации… весьма подозрительное совпадение.» — игра не должна была закончиться слишком быстро, иначе истинная её цель останется недостигнутой. И, конечно, его очаровательная соперница разделяла это мнение, желая узнать Лютера получше.
«Я не удивлён. Всё-таки, я видный мужчина.» — с лёгкой усмешкой подумал шаман. Тем не менее, они не собирались затягивать игру, если это противоречило её природе. Несмотря на недоговорённость, поединок был настоящим.
— Ох… прошу простить мои манеры. Я — Лютер. Лютер Виланд. — принадлежность Мины к организации была не слишком важна для отставного военного. Он по-прежнему относился к ней нейтрально, не намереваясь присоединяться к людям, что станут ограничивать его в выпивке. Куда важнее было то, что соперник ещё не был определён, и эта девушка вполне могла стать им. В последнее время вообще было мало случайных встреч.
«Единственная неосторожность — и чёрный шар закатится в лузу, обозначив поражение. Кто же первым допустит фатальную ошибку?» — теперь этот вопрос интересовал Лютера не только с точки зрения азарта. Весьма вероятно, что им придётся сойтись в битве, и если этого не произойдёт сейчас, то вполне вероятно, что второй этап турнира вновь сведёт их. Если, конечно, тот ангел не оказался в бильярдной случайно, вероятность чего была близка к нулю.

+1

7

Следить одновременно и за игрой, и за молчаливо витающими духами не так-то просто. Благо, бильярд – игра не слишком прихотливая по части внимания. Конечно, профессиональный игрок знает, как важно не упускать из виду соперника, следить за тем, как он прицеливается, как бьёт, насколько хорошо рассчитывает силу удара, какие удары ему тяжело проводить, а в каких он особенно силён. На основе этих сведений игроки уже рассчитывали свою стратегию, как им нужно было ударить, чтобы забить шар в лузу или, если удар при данном раскладе в любом случае не будет успешным, как сделать так, чтобы противник тоже не добился успеха, а может даже подсобил игроку. Но Мина была далека от подобных сложных анализов, она ещё не успела стать настолько тонким психологом и умелым игроком, чтобы учитывать все нюансы игры. Поэтому ей важно было только то, как располагались шары на столе, и как это могло сыграть за или против неё.
Поэтому, пока мужчина делал свой ход, Монтгомери украдкой поглядывала на двух хранителей, стараясь ничем не выдать того, что она их видит. Габриэль между тем скрестил свои механические руки на груди, покосившись на странного вида существо, столь назойливо витающее рядом с ним. Шаманка чувствовала, что её архангелу что-то не нравилось в этом духе, что-то инстинктивно отталкивало его и заставляло руку с оружием болезненно зудеть («Если то нетерпение, которое испытывают духи, можно назвать зудом»). Но причина подобному отторжению была ей пока неизвестна. «Может, дело в природе этого духа?» — предположила девушка, окинув рогатое создание изучающим взглядом. — «Он явно не похож на небесную нимфу или фею».
Но продолжить свою мысль Мина не успела: стук шаров возвестил о том, что её оппонент сделал свой ход, а значит ей стоит изучить ситуацию на столе. Нечего сказать, мужчина устроил ей знатную подлянку, закрыв для удара одну из луз. Но так же он открыл ей манёвр для удара в другом направлении, и девушка с радостью этим воспользовалась, загнав нужный ей шар в лузу, а следом за ним — ещё один. Видя, что его шаманка начала свою победную серию, Габриэль приободрился и буквально расправил крылья, дёрнув ими и невзначай пихнув своего соседа-духа по плечу. И хотя чувство азарта архангелу было несвойственно, это не мешало ему радоваться успехам своей подопечной, серия попаданий которой, однако, была короткой. «Что ж, это старт».
— Я — Лютер. Лютер Виланд.
«Это имя мне знакомо». Во время первого этапа Турнира оно было на слуху у всех Икс-Судей, в частности — у команды X-III. Именно Лютеру проиграл Цебин в одном из своих боёв, заставив наблюдавших за сражением снизу Мину и Венстара изрядно поволноваться за жизнь товарища, сорвавшегося с небоскрёба. А после поражение от рук этого шамана потерпел и Эцио, который пусть и был пока только потенциальным членом их организации, но уже стал для многих из них товарищем. И хотя именно Лютер был в какой-то степени виной тому, что двое из X-Laws оказались на шаг ближе к вылету из Турнира, Мина не испытывала по отношению к нему ни злости, не ненависти. Он сражался за право участия, как и все они. Сражался за свою мечту, цель. За трон Короля Шаманов. И в том, что противники из раза в раз разбивались лбом об Лютера, была только их вина.
— Я много слышала о вас, — произнесла Монтгомери, прицеливаясь и делая новый удар после хода Лютера.
Счёт их уже сравнялся, и шаманке следовало поднажать. Но сейчас она едва не оказалась в одном шаге от проигрыша, когда заказанный шар пролетел вскользь так, что приблизил чёрный шар к одной из луз на опасное расстояние. «Уф, ещё бы чуть-чуть».
Выпрямившись, Мина уступила место за столом Лютеру, продолжив свою предыдущую мысль:
— Вы хорошо проявили себя, — неспешно произнесла она, после секундной паузы добавив, — на Турнире.
«Карты на стол, вскрываемся».

+1

8

Лютер следил за уверенными движениями рук соперницы, несущими ей успех. Ей удалось обойти Лютера, но игра становилось всё более зависимой от фактора вероятной ошибки, что предопределит проигравшую сторону. Таким образом, привычная тактика становилась непригодной для использования, иначе она быстро приведёт к поражению. Отставной военный слишком хорошо знал цену таких ошибок, а потому не допускал их. Тем не менее, ему удалось сравнять счёт прежде, чем он передал ход Мине.
«Не слишком ли быстро вы раскрыли свои карты, леди? Впрочем, я и не собирался ничего скрывать.» — Халфас ответил ангелу ехидной улыбкой, намекая, что его радость преждевременна. Не то чтобы они были обречены быть антагонистами, но их происхождение, безусловно, наложило отпечаток на первую встречу.
— Я просто хотел достичь победы. — улыбнулся Лютер. — Но это лишь шаг на пути к званию чемпиона. — чёрный шар застыл в опасной близости возле лузы. Именно он должен решить судьбу этого поединка, но что если нет? Чудеса концентрации, присущие многим шаманам, и математически выверенные удары могли вернуть ситуацию к её началу. Каждый момент мог стать решающим, и именно это напряжение делало партию интересной. Хранители наблюдали издалека, в определённой мере болея за своих партнёров.
— Уже скоро начнётся второй этап. Возможно, и времени не останется для того, чтобы зайти в бильярдную. Поэтому я наслаждаюсь моментом. — Лютер посмотрел в сторону бара. Ему хотелось выпить стаканчик хорошего виски, неразбавленный льдом, и покинуть заведении в слегка расслабленном состоянии. В последнее время он частенько так делал, зная, что может остановиться в любой момент, когда почувствует, что теряет над собой контроль. Беспокоиться о вреде здоровью смысла не было, его судьба в любом случае разрешиться в течение ближайших месяцев. Но пока не время. Бильярдная закрывалась ещё нескоро, и сегодня он будет играть ещё долго.
— А что насчёт вас? — шаман вновь смотрел на зелёное сукно. И на изящные пальцы Мины, контролирующие каждый миллиметр движения заветного шара.

+1

9

Вероятность того, что Лютер сделает вид, что не понимает, какой Турнир имеет в виду Мина, безусловно, была, и тогда девушка бы запросто дала ему преимущество перед собой в плане владения информацией. Но шаманы, как водится, не слишком скрываются друг от друга даже во время столь масштабного события, от которого зависела судьба каждого из них. Шаман не осудит брата своего, как это сделают люди, и вряд ли попытается напасть на него в обычное время, конечно, случаются, но большинство тех, кто способен видеть духов, предпочитают не устранять себе подобных, понимая, что их и без того осталось очень мало. А если знакомство с ещё одним шаманом, который, возможно, разделит твоё мировоззрение и станет тебе надёжным товарищем, не предвещает ничего плохого, то к чему бояться и скрывать свою принадлежность?
Не Лютер должен был стать её последним противником — это Мина поняла сразу, как только узнала его имя. А значит, на первом этапе они уже не встретятся как противники, и это снижало градус напряжённости. Теперь им не нужно выискивать и высматривать уязвимости друг у друга, а можно было спокойно насладиться вечером.
— Безусловно, первый этап — это лишь начало, — произнесла Монтгомери, обходя стол и подмечая, как ей получше провести удар. — И впереди ещё много поединков. Маленьких и больших. И выигрыш в одном… — ударив по битку, Икс-Судья загнала очередной шар в лузу, — может означать поражение в другом, — мягко улыбнулась она.
Талантливый человек талантлив во всём. Но можно ли отнести то же самое к Королю шаманов? Должен ли он быть идеален во всём, даже в самой пустяковой игре оказываться первым, всюду обгоняя других и постоянно доказывая своё превосходство над ними? Мина считала, что нет. Короли существовали с древних времён, но их едва ли можно было назвать совершенными. Кто-то был слаб здоровьем и не мог одерживать победы на турнирах, кто-то плох был в охоте, не умел играть в шахматы. Но это не делало их ниже титулом. Потому что главное в короле — его сердце. Только человек с чистым сердцем достоин того, чтобы слиться с Великим Духом и получить силу вершить судьбы мира. А проиграет он в бильярд или нет — что ж, короли не должны быть хороши во всём.
— Откровенно говоря, даже сегодня я пришла сюда больше по делу. Изучить место перед грядущим боем. Но приятно, когда удаётся совместить работу с отдыхом.
Попытка заработать ещё бОльшее преимущество не увенчалась успехом: заказанный шар попал в борт, а не в заветную лузу, и ход переходил к Лютеру. «Меньше болтать надо», — со смешком отчитала себя Мина, бросив взгляд на Габриэля, уставившегося на неё с грозным видом непреклонного тренера. Похоже, он жаждал победы больше, чем его шаманка, и был недоволен тем, что она ослабляет напор, давая оппоненту шанс вырваться вперёд и отнять у неё победу. Хорошо, что во время настоящих боёв их стремление одержать победу было едино. Габриэль бы не простил ей, если бы она сдалась. Да и она сама возненавидела бы себя за то, что из-за своей слабовольности подвела Святую Деву, возлагающую на неё большие надежды.
— Думаю, во время второго этапа я тоже смогу развеяться только таким образом, попутно выполняя срочное задание, — пожала плечами девушка, взяв с подставки мел и натирая им конец своего кия. — Но наша миссия слишком важна, и я с готовностью пожертвую развлечениями ради неё. В конце концов, отдохнём после смерти, — усмехнулась Мина.

+1

10

— Или после победы. — на этот раз чаша весов склонилась в его сторону, и Лютер не мог не пойти на риск, чтобы получить небольшое преимущество. Порой бездействие до определённого момента позволяло одержать верх над импульсивным противником, но ещё ни одно сражение не было выиграно страхом перед действием. Текущая игра доставляла отставному военному удовольствие, вот он и выкладывался на полную, загоревшись свойственным ему азартом.
«Так значит, очередной ваш поединок пройдёт здесь? Весьма символичное место, со своими особенностями.» — достаточно было осмотреться вокруг, чтобы Лютер просчитал несколько вариантов ведения боя, позволявших получить преимущество как в защите, так и в нападении. Жаль, но его последнее испытание пройдёт не здесь. Очередной шар отправился в лузу, и чем пристальнее Лютер следил за положением роковой восьмёрке, тем чаще ему казалось, что она медленно катится по зелёному сукну даже в те моменты, когда он не наносит удар. Следовало расфокусировать внимание, и это решение позволило ему уверенно забить ещё два шара прежде, чем ход перешёл к Мине.
— Да… смерть освободит нас от оков плоти, позволив увидеть мир таким, какой он есть. Позволит познать гармонию и покой. — чёрный шар не приблизился к лузе и на миллиметр. Наличие фактора, способного в любой в момент разрушить баланс сил, был неотъемлемой и приятной частью этой игры, обеспечивая интерес ко всей партии, а не только к решающим ударам. Изящные пальчики Мины уверенно держали кий, она явно не собиралась сдаваться.
— Есть в нас нечто низменное, пока плоть жива, но… король преодолевает этот изъян, не умирая. Значит, это в принципе возможно. — Лютер редко рассказывал о своей мечте, но сейчас решил сделать исключение. Она была уже третьей, кто принадлежал к той таинственной организации, а значит и встреча в какой-то мере была предопределена. Не стоит ли в таком случае вести себя чуть более открыто?
— Всё или ничего. С таким девизом я иду дальше. — Лютер поднял свой взгляд, посмотрев в глаза своей соперницы. — А чего хотите вы лично? И претендуете ли вы на победу?

+1

11

— Мы, шаманы, лучше всего знаем о том «неизменном», что существует в нас и остаётся с нами до конца. Наша душа. Она существует в нас от рождения и сопровождает нас не до самой смерти. Она составляет нашу сущность и дальше, — Мина кивнула в сторону духов, витающих в отдалении и словно не проявляющих никакого интереса к беседе. Не хотят подслушивать? Возможно. Но откуда у хранителей такое чувство такта? — Можем ли мы с уверенностью сказать о том, что происходит с Королём шаманов? Насколько я знаю, он сливается с Великим Духом. Значит, его духовная составляющая отделяется от тела, сливаясь со всеми душами и вставая выше их всех. Но это едва ли можно назвать подлинным бессмертием. Жизнь во плоти для него перестаёт существовать в привычном нам понимании. Потому что весь мир становится его плотью.
Говоря это, Мина находилась в крайней задумчивости. Редко когда она задумывалась о подобных вещах: все мысли её занимала далеко не эта проблема. Гораздо важнее для неё было то, как им достигнуть этого заветного трона Короля шаманов, возведя на него Железную Деву, и что последует за этим. Вечный мир с господством подлинного правосудия — вот, что было важно для неё. А то, как его осуществить, получив возможность слиться с Великим Духом — над этим пусть рассуждает Дева. Она уж наверняка готова была ко всему, и с радостью принесла бы в жертву свою плоть, чтобы взамен получить возможность стать душой целого мира.
— А чего хотите вы лично? И претендуете ли вы на победу?
Обойдя стол кругом и вперив свой взгляд в немногочисленные шары, оставшиеся в игре, Монтгомери на деле смотрела сквозь них, углубившись в свои мысли. Чего хотела лично она? Того же, что и все Икс-Судьи: торжества их идеи, установления идеального мира, в котором будут царить гармония и порядок. У неё не было каких-то своих эгоистических стремлений, и она не ждала от этого Турнира ничего, что могло бы как-то удовлетворить её личные, особые желания. Или…
«Хао». В одном слове заключалась её подлинная, личная цель, причина, по которой она вступила в борьбу несколько лет назад. В одном слове заключалась вся её ненависть и боль. И сокровенный эгоистичный мотив, который двигал всеми X-Laws. Уничтожить того, кто лишил их близких людей, кто лишил Мину отца. Источник зла, главное препятствие, мешающее установлению счастливого мира для людей и шаманов. Уничтожить не только потому, что он мешает исполнению их замысла, идя с ним в активное противоборство. Уничтожить из мести. За отца и за всех, кого он когда-либо погубил  в своём безумном стремлении отсеять слабых от сильных. Вот, чего Монтгомери хотела лично. Но это было далеко за гранью Турнира. Это была война, начавшаяся ещё до отборочного этапа, битва, выходящая за его рамки. И понять, почему X-Laws до сих пор ведут эту битву, дано было только тем, кто пережил то же, что и они.
— Я лично хочу исполнения нашего замысла по установлению подлинной справедливости в этом мире. Для всех: мёртвых и живых.
«Клянусь, я убью его, отец. За тебя» — в слезах шептала она, когда в ужасе касалась обгоревшего тела. «Клянусь, я добьюсь справедливости», — обещала она тогда.
— И для этого я приведу к победе Железную Деву. Ту единственную из нас, кому по силам исполнить задуманное. Ту единственную, которой я и все мы с готовностью отдадим победу. Всё или ничего, говорите? — Мина наклонилась над столом, примериваясь к удару. — Мы идём с тем же девизом. Как и все на Турнире, я полагаю. Потому что нам нельзя отступать назад. От этого зависит будущее всего мира.
Ударив по битку, Монтгомери загнала шар в лузу, а после сравняла счёт, но завершающий удар ей не удался: скосив, она ударила так, что шар попал в бор и откатился прямо к лузе, но никак не упал в неё. Какая досада.

Отредактировано Meene Montgomery (13-08-2015 18:48:01)

0

12

— Если бы король шаманов жил обычной жизнью, мир каждые пятьсот лет меня бы до неузнаваемости. В одно мгновение. — ход вновь перешёл к Лютеру, но он пока не видел смысла менять тактику. Уверенно держа кий, отставной военный ударил по битку, загоняя в лузу очередной шар. Вот только уверенность на этом моменте дала трещину, ибо чёрный шар теперь находился на самом краю. Теперь любой ход мог положить конец игре, независимо от его продуманности. Достаточно было нарушить баланс.
«Похоже, эта партия в большей степени проверяет нашу удачу, нежели мастерство.» — запаниковав, Лютер потерпел неудачу, и ход вновь переходил к его соперницу. Ну а слово переходило к нему.
— Да, плоть диктует слишком много ложного, и каждый бы перекраивал мир по-своему, свято веря в чудеса, творимые волшебной палочкой радикальных решений. Вот только законы этого мира, похоже, намного сложнее… — Лютер не ставил перед собой конкретных целей. Они всё равно потеряют свою значимость, когда возвышение духа избавит его от мирской суеты. Возможно, осознание этого позволило ему заново почувствовать вкус жизни и ни чём себе не отказывать на пути к заветной цели. Будет ли ему не хватать маленьких радостей этого мира там, среди бескрайнего света? Или же он окажется среди духов, потерпев поражение? Будущее неизвестно, но шамана это устраивало. Он никогда не испытывал страх перед смертью, что позволяло сохранять самообладание в горячих точках, где она была повседневным событием.
«Вот только я так и не придумал, что буду делать в случае, если выпадет третий вариант. Амбиции Халфаса, правда, не допускают такого варианта событий, а значит, он с этим не смирится… может, уйти в монахи, прихватив с собой бочонок лучшего вина?».
Лютер покосился на игровой стол. Сколько ещё им предстоит сделать ходов? Не исключено, что свершится маленькое чудо, и партия будет доиграна до конца, но вероятность такого исхода была низка.
— Значит, вы сражаетесь, чтобы возвести на престол своего лидера? Достойная причина, хотя мне показалось, что вы… амбициозней.

Отредактировано Luther Wieland (13-08-2015 23:09:05)

+1

13

Наблюдая за тем, как Лютер совершает свой удар, Мина размышляла над его словами о сложностях законов этого мира. Возможно, он не заметил этого, но, говоря о радикальных решениях, он затронул и Икс-Судей, вся шаманская жизнь которых состояла из радикальных решений. Они разделили мир на чёрное и белое, добро и зло, тех, кто с ними и тех, кто против них. И пошли перекраивать мир. Были ли они правы в этом?
Отчасти, нет. Им не стоит вмешивать в эту борьбу тех, кто хочет остаться в стороне. Тех, кто не сражается на стороне зла, а хочет просто прожить свои последние дни на Турнире достойно, какими бы они ни были. Кто-то, например Марко, скажет, что в такие переломные моменты никто не может оставаться в стороне и обязан принять чью-то сторону, и Монтгомери сама понимала правильность этого суждения. Но также она понимала то, что сомнения являются частью человеческой природы, и что не каждый готов отбросить их и сражаться за что-то, поставив на кон свою жизнь. Прискорбно, что за таких людей сражаться и умирать приходится им. Но кто-то же должен, верно?
— Порой, чтобы действительно что-то изменить, радикальные решения бывают необходимы. Ни одна революция, которая кардинально бы меняла государственный строй и уклад жизни, не обходилась без беспощадного сжигания всего, что существовало до неё. Когда что-то катится в бездну по наклонной, останавливать эту деградацию — всё равно, что пытаться руками остановить поезд на полном ходу: только по рельсам размажет. Чтобы исправить положение, нужно полностью изменить направление движения, и тогда, быть может, на новой дороге нам повезёт.
Задумчиво покрутив кий между пальцами, Мина повернулась к Габриэлю и заметила одобряющий кивок, обращённый к ней. Её небесный архангел был согласен с ней. Даже несмотря на то, что он испытывал сострадание ко всем душам: живым и тем, кто давно слился с Великим Духом, — Габриэль поддерживал мысль о том, что радикальные решения в нынешнюю эпоху стали необходимы. «Но стоит ли эта борьба жизней тех, кто так усиленно избегает её? Что ты скажешь на это?» — спрашивала про себя шаманка, в своих мыслях обращаясь к своему хранителю. Но он, разумеется, не мог сейчас слышать, о чём она думает. «Я спрошу тебя об этом после».
Переведя задумчивый взгляд на стол, Мина впервые осознала, что шаров на нём внезапно оказалось подозрительно мало: всего несколько штук одиноко катались по зелёному сукну, тогда как остальные уже давно были отправлены в лузы. «Выходит, настало время решающих ходов?». Обойдя стол кругом, шаманка примечала удобное место для атаки, но подходящие варианты всё не приходили ей в голову. Возможно, ей в этом ходу придётся погонять шары просто так, чтобы хоть как-то сдвинуть их с места. «Но тогда это даст Лютеру отличную возможность выиграть. А я обещала не сдаваться просто так». Сосредоточенно хмыкнув, Мина принялась вдумчиво изучать положение на столе, пару раз примериваясь кием, и только спустя минуту ей всё же удалось найти способ, как загнать заказанный шар в лузу, а может даже закончить эту партию. Тщательно готовясь к удару, она отправила «семёрку» в лузу, хоть та и грозила сбиться с пути, коснувшись восьмёрки и оттолкнув ту с исходного положения. Теперь, облегчённо выдохнув, можно было позволить себе сказать пару слов.
— У нас у всех есть личные мотивы, по которым мы вступили на Турнир,«один единственный мотив, объединивший нас», — но это не стремление занять место Короля шаманов или обеспечить себе некие материальные блага. Мы верны своей цели, и в её достижении нет места личным амбициям. Они будут только мешать исполнению задуманного.
Нахмурившись, Мина напряжённо прицеливалась для последнего удара, внутренне боясь слишком сильно ударить по битку и сбить свою заветную «восьмёрку» с курса. Но удар, который она завершила словно в трансе, оказался на удивление лёгким, словно не было всего этого жёсткого сосредоточения. Кий плавно ударил по битку, а тот, в свою очередь, быстрым и точным движением толкнул шар к лузе, замедляясь у самого края. «Если он остановится, мне конец», — взволнованно подумала Мина, не сводя глаз со стола. И только когда «восьмёрка» медленно завалилась в лузу, словно обречённо упав с обрыва, Монтгомери удовлетворённо выдохнула. «Победа!»

+1

14

Шар медленно катился по плоской поверхности, и Лютер понял, что эта партия, скорее всего, была им проиграна. Мина оказалась действительно интересным противником, легко наносящим точные удары в момент, когда азарт и нервное напряжение достигают своей высшей точки. Отставной военный надеялся, что ему ещё выпадет шанс взять реванш, но в данный момент у них были разные причины для посещения этого места. Ей внимательно следовало изучить каждый выступ, закуток, предмет интерьера, ибо знание местности могло обеспечить победу над превосходящем противником. Как и этот чёрный шар, неспешно приближающийся к заветной лузе.
— И ни одна такая революция при этом не могла изменить природу человека, одна форма несправедливости перетекала в другую, пороки же оставались неизменными. Плоть диктует много ложного на жизненном пути, лишь дух, освобождённый от нее, обретает равновесие. Не стану спорить, коллективная воля людей способна многое изменить к лучшему, и порой радикальные действия необходимы, но они должны быть продиктованы разумом. Если же люди начинают думать, что великая цель заменит материальную базу и духовные ценности, проливается много крови… чаще всего, благородной. Так деградацию можно лишь ускорить. — «восьмёрка» упала в лузу, ознаменовав поражение Лютера.
— Кстати, поздравляю вас с победой. Сразиться с вами было удовольствием. — учтиво заметил Лютер. До начала турнира он почти не пересекался с иными шаманами, а потому подобный разговор имел для него определённую ценность. Прежде чем откланяться, он хотел услышать ответ Мины, заодно прояснив некоторые вопросы насчёт Икс-Судей.
«Организация явно серьёзная… интересно, многие ли шаманы объединяются в подобные структуры, тем самым поднимая турнир на более высокий уровень? Если так, мне стоит примкнуть к одной из фракций, поскольку основать собственную я уже не успею…» — Лютер метнул взгляд в сторону духа, на что тот ответил небрежным жестом.
«Надоело ему стоять на одном месте, значит… сам ведь упоминал добродетель терпения при каждом удобном случае. Но отчасти он прав, мне действительно пора идти.»

+1

15

К своему удивлению, Мина не почувствовала какого-то счастливого упоения от осознания своей победы. Ей просто было приятно, и всё. Ровно так же она бы, скорее всего, отреагировала и на поражение: просто неприятный и досадный момент, ничего больше. Эта партия не имела для неё такой значимости, которая будоражила бы её сознание и вызывала действительно сильные эмоции. И, пожалуй, это было для неё к лучшему. Нечего было переживать по пустякам. Её ещё предстоит пережить множество волнительных моментов, которые поставят её перед сложным моральным выбором или опасно приблизят к смерти. По сравнению с этим партия в бильярд, в которой она не слишком-то надеялась на успех, не имела практически никакой значимости.
И всё-таки, приятно было победить.
— Благодарю вас за игру, — с улыбкой откликнулась Монтгомери на поздравление Лютера. — Мне тоже было приятно сойтись с таким противником, как вы.
Украдкой глянув на Габриэля, девушка заметила, какой удовлетворённый вид принял её хранитель. Видимо, эта борьба доставила удовольствие и ему, хоть он и выступил всего лишь зрителем, никак не влияющим на ход игры. «Надо же, даже советы не раздавал», — усмехнулась про себя Мина. — «Наверное, это можно назвать доверием». А может, на самом деле это было испытанием? Проверкой на то, сможет ли Мина справиться с чем-то без помощи архангела, стоит ли она сама чего-то. Может ли она продолжать бороться одна, когда, столкнувшись с противником один на один, она не сможет понадеяться ни на кого, кроме себя. Пути ангелов, как и Господни, неисповедимы. «Но, как бы то ни было, я надеюсь, что прошла твою проверку».
Пройдя к стойке, шаманка повесила на свободное место свой кий, намереваясь закончить на этом игры и приступить непосредственно к детальному изучению местности. Как выяснилось, одновременно всматриваться в окружение и следить за перемещением шаров по столу непомерно сложно, а значит, пришло время выбрать что-то одно. «Посмотрим, что может предложить нам местный бар. Вон с тех диванчиков открывается прекрасный вид на всю бильярдную. Но прежде…»
— Вы говорили, что радикальные действия должны быть продиктованы разумом, — обратилась девушка к Лютеру. — И я согласна с тем, что зачастую это не так. Толпы людей идут на смерть только потому, что им пообещали эфемерную мечту, не объяснив  толком, как они этого добьются. Им сказали, что убить ради этой мечты — правильно, равно как и отдать свою собственную жизнь. Но о разуме в таких случаях говорить не приходится.  Мы же… Стремимся объяснить людям, почему мы избрали нашу цель. Объяснить, что мы не собираемся устанавливать свои собственные законы на этой земле, что власть не будет принадлежать нам, а все остальные не будут нашими подчинёнными. А также донести, почему этому миру необходимо воцарение справедливости, без которой люди будут разрушать сами себя. Заставить их понять разумом, почему это так важно, чтобы впредь у них не было ни единых сомнений насчёт правильности этой идеи.
Взглянув на Габриэля, который внимательно слушал слова Мины, девушка ждала, что он как-то опровергнет или подтвердит её слова. Но Габриэль не произнёс ни слова, растворившись в воздухе с молчаливым кивком одобрения. «Значит, я всё делаю правильно».

0


Вы здесь » Shaman King: Reboot » Завершенные эпизоды » Эпизод 83: Сыграем?